Главная | Жилищные вопросы | Краткое содержание дети блокады сухачев

Сухачев Михаил Павлович "Дети Блокады" краткое содержание?

Он оглянулся на Валерку. Как будто знал, что так и должно быть, хотя по условиям военной игры только трещотки могли имитировать стрельбу. Вновь прокатился долгий, затянувшийся гул, как бывает, когда взрывы следуют один за другим. Задача их была простая: В дозор их посадили на рассвете, едва стало возможным отличать человека от дерева.

Немного спустя, от нечего делать, Валерка развернул свой пакет с пайком, выданный каждому участнику игры вместо завтрака. Вареное яйцо, две вафли и две печенинки привораживали взгляд. Но съесть все это было сказано не ранее чем через два часа. Ему тоже вдруг захотелось есть, и поэтому он решил подыграть другу. А то, если придется бежать, что мы их с собой таскать будем? Витьку потянуло на сон. Вообще-то он любил военные игры.

Но сегодня было неинтересно. Казалось, еще немного — и они его поймают.

Удивительно, но факт! Их ведь ребята делали! Она повествует о событиях войны и участии в ней советских летчиков М.

Но неожиданно появившиеся военные приказали ребятам прекратить преследование и немедленно вернуться в лагерь. Потом говорили, что это был настоящий диверсант, пробиравшийся к близлежащему аэродрому бомбардировщиков. На просеке, недалеко от них, появился парень из первого отряда, но без повязки.

Витька дотянулся рукой до Валерки и сделал знак прижаться к земле. Витька крепче прижал Валеркину руку. Валерка и десяти шагов не успел сделать, как под ногой у него хрустнула ветка. Парень кинулся в его сторону. Еще мгновение — и Валерка завизжал, схваченный за плечо. Всех срочно собирают в лагерь! Виктор еще плотнее прижался к земле. Сидите хоть до ночи.

Валерка подскочил к другу: Штаба уже не было. На месте палатки остались пятна примятой травы, да кое-где валялись ветки. Ни Витька, ни Валерка не связывали окончание игры с войной, начавшейся полмесяца назад. Тогда на вечерней линейке начальник лагеря, молодая энергичная женщина, которую все, от мала до велика, звали Аня, произнесла пламенную речь о том, что нам нечего беспокоиться: Красная армия всех сильней и немецко-фашистские захватчики в скором времени будут разгромлены на их же территории, как это было в войне с белофиннами.

Потом ребята поотрядно отправились по дачам спать. Предстояли соревнования по авиамоделизму, а вслед за ними очередная военная игра. Забот и своих, лагерных, хватало. В лагере что-то случилось. С бугра, возвышавшегося над стадионом, Витька с Валеркой смотрели на необычную суету взрослых, какая бывала, когда случалось ЧП. Наверное, кто-то обожрался незрелой черемухой.

Они вошли на территорию лагеря. Главное, срочно отправить ребят на станцию. Мы в опасной близости от аэродрома. Его опять могут бомбить. Поворачивай к первой даче!

Похожие книги на "Дети блокады"

Да осторожнее, не портите газоны! Их ведь ребята делали! Шофер сначала подкидывал в кузов пионера, потом бросал туда же его вещички. Ребятам приказано было сесть на корточки и ни в коем случае не подниматься. Набитые до отказа машины выехали на дорогу и, оставляя клубы пыли, прыгая на обнаженных корнях могучих сосен, по песчаной просеке помчались к станции Сиверская. Раньше, едва ребята садились в кузов, начинались песни.

Нервозность, охватившая старших, передалась и ребятам. По мере приближения к станции увеличивался поток спешащих туда людей. А перед станцией происходило что-то невообразимое. С обезумевшими взглядами, мокрые от пота, люди тащили на себе второпях упакованные вещи.

Написать отзыв

Над рекой из панам, шляп, беретов, тюбетеек и испанок [1] 1 И с п а? Мелькали клетки с птицами, блестели медными боками самовары. Из общего гомона выделялись громкие голоса: Держись за папин кушак, а то отстанешь! Шофер головной машины сначала непрестанно сигналил, потом, остановившись, начал ругаться. Ему отвечали из толпы тем же. Поняв бесполезность перебранки, он повернулся к ребятам: Будем грудью прокладывать дорогу. Держитесь крепко за руки! Так, двигаясь в толпе и с толпой, ребята почти добрались до станционной ограды.

Станция уже была занята: Одичавшие, намотавшиеся за время долгого перехода из районов, где уже бушевала война, коровы устремились за помощью к людям. Но это были городские жители, многие из них не понимали беды животных, боялись приблизиться к ним, да было и не до них. В раскаленном неподвижном воздухе к испарениям человеческого пота прибавилась смесь запахов навоза и брызгавшего из вымени молока.

Движение к станции прекратилось. Мелькали только разномастные бока коров. Шофер постучал по спине впереди стоящего крупного мужчины в белой панаме и полотняной толстовке: Тогда шофер вылез вперед, по-хозяйски спокойно взял из рук стоявшей рядом женщины зонтик и, легонько ударяя по коровьим мордам, пробрался к ветхому станционному заборчику, выворотил большой пролет и направил стадо в образовавшуюся брешь. Путь к станции освободился. Стены небольшого станционного строения были уже отмечены клеймом войны.

Пестрело множество рваных отверстий от осколков. Пол был покрыт слоем битого стекла, щепок, потолочной штукатурки, валялись вещи и продукты. Уцелевшим оказался только стоящий в углу большой оцинкованный бак с питьевой водой и железной кружкой, висевшей на длинной цепочке. От крана бака медленно отрывались капли воды — спокойно, как до войны… Наверное, здесь были жертвы, потому что между опрокинутыми лавками виднелись чистые, еще влажные пятна подмытого пола. Входя сюда, люди замирали, как в помещении, в котором находится покойник.

Даже дети безмолвно жались друг к другу, испуганно озираясь по сторонам. Там, за стенами станции, картина была не менее удручающей. Деревянный настил платформы в двух местах ощетинился острыми обломками досок, вывороченных из пола. Медленно раскачивались на одной проволоке чудом уцелевшие станционные часы, на которых, как улика, было четко зафиксировано время фашистского преступления: На втором пути еще дымились сваленные набок товарные вагоны, напоминающие скелеты громадных доисторических животных.

Это была война, настоящая, страшная, совсем не такая, какой виделась ранее в кино. Поезд шел утомительно долго. Дважды он останавливался в поле, тревожно гудел паровоз, заставляя людей настороженно оглядывать небо.

краткое содержание дети блокады сухачев были

Глава 2 В Ленинграде, уже на вокзале, чувствовались перемены. На перроне Варшавского вокзала не было, как обычно, ни щедрых шефских представителей Второй кондитерской фабрики с коробками сладостей, ни маршей фабричного оркестра, ни цветов в руках радостно-возбужденных родителей.

Удивительно, но факт! Жизнь Михаила Павловича в настоящее время представляет собой образец потрясающего трудолюбия и интереса буквально ко всему на свете:

Та небольшая группа, в основном мам, которая смогла приехать на вокзал в неурочное время, почти терялась среди военных, заполнивших перрон. Не раздавались, как ранее, радостные возгласы вдоль медленно проходящих вагонов: Некоторые из них, высунувшись в окно, громко выкрикивали: Кто забыл свои вещички?

Как было приказано еще в дороге, все двинулись на привокзальную площадь и остановились слева от входа. Два фабричных автобуса ждали ребят, которых нужно было развозить по домам. Выйдя на площадь, Виктор обратил внимание на то, что все окна домов заклеены крест-накрест белыми полосками бумаги. Правда, он видел такие окна в домах на площади перед Московским вокзалом, где взрывали Знаменскую церковь для строительства на ее месте станции метро.

Тогда взрыв был произведен так искусно, что ни одно стекло не треснуло. Виктора и раньше, в добрые времена, никто не встречал. Поэтому, подойдя к пионервожатому, он сказал: Витька отошел от пионервожатого, остановился и стал внимательно оглядываться.


Читайте также:

  • Приватизация квартиры в липецке куда обращаться
  • Как выделить доли в квартире ипотека
  • Консультация по жилищным вопросам королев
  • Ипотеку в другом городе