Главная | Жилищные вопросы | Юридическая помощь для животных

Юридическая помощь владельцам домашних животныхПравовые вопросы обращения с домашними животными

Почему ветеринарные врачи не любят зоошизу! Улицы городов — опасное место для кошек и собак. Инфекции, автомобили, живодёры, морозы зимой и жара летом, отсутствие регулярного пропитания — причины, по которым многие бездомные животные оказываются тяжело больными и впоследствии умирают.

Expand text… Кого-то можно спасти, кого-то — нет. Что-то можно вылечить, что-то — нет. Но по неизвестной причине для многих зооволонтёров наивысшую степень ценности приобретают максимально изувеченные животные. Чем больше повреждений — тем крепче волонтёр держится за подопечного, вопреки прогнозу врачей и рекомендации к эвтаназии.

Удивительно, но факт! Ежеквартальные затраты на приют:

Десятки здоровых ручных животных в соседнем дворе, которым реально можно помочь изменить жизнь к лучшему — не интересуют зоошизу, а сбитая поездом переломанная во всех местах парализованная собака без половины головы и в коме — будет немедленно спасаться всеми силами. Принести животное с травмами, несовместимыми с жизнью, или в состоянии, из которого уже невозможно вытянуть, и ждать от врача чуда, не осознавая, что медицина физически и технически на это на сегодняшний день не способна — отличительная черта многих зооволонтёров.

При этом, когда животное погибает потому что не всё возможно вылечить — виноват врач. Виноват в том, что не может лечить неизлечимые патологии, видимо. Многие волонтёры не понимают из чего складывается рекомендация к эвтаназии пациента. Люди думают, что решение об усыплении принимается исходя из личного мнения и личного отношения доктора к ситуации.

На самом деле это не так. Медицина — наука сухая, как математика. Эвтаназия — это процедура, у которой есть определённые показания точно также как пиометра — показание к кастрации или к консервативному лечению. Показания к эвтаназии — они медицинские, конкретные, общие для всех: Волонтёры же зачастую рекомендацию к эвтаназии не воспринимают всерьёз, а воспринимают скорее как вызов: И иногда, один из тысячи пациентов, которым была рекомендована эвтаназия, действительно побеждает болезнь. А в случаях, когда им отказали в эвтаназии — долго, мучительно и дорого, вместо быстрого, безболезненного и гуманного ухода из жизни.

Наше новое

Подобрав с улицы определённое количество животных, подлечив их по рекомендациям, полученным в ветеринарной клинике и пристроив после в добрые руки, к некоторым зооволонтёрам приходит ощущение того, что они научились лечить животных самостоятельно, опытные в ветеринарных вопросах и опыт этот ценнее, чем образование и опыт работы ветеринарного врача.

Обсуждать на форумах назначения животным, комментировать и корректировать их — это может как минимум снизить эффективность лечения, а как максимум навредить здоровью питомцев. Родив 10 детей и вырастив их женщина не становится педиатром или учителем. Подобрав и вылечив по рекомендациям ветеринарного врача 10 собак волонтёр не становится ветеринарным врачом.

У каждого препарата, у каждой процедуры и у каждого диагностического метода есть свои показания и противопоказания, оценить которые способен только лечащий врач животного. Большинство ветеринарных врачей адекватно воспримут эти вопросы и подробно обоснуют Вам свои назначения, потому что они заинтересованы в выздоровлении Вашего животного и в том, чтобы Вы понимали что и зачем делаете. Самое обидное, это когда назначение было самовольно изменено или вообще не соблюдалось назначенный препарат давали в другой дозировке, другое количество дней, давали вместо него другой препарат или не давали ничего вообще , а в отсутствии положительной динамики в состоянии здоровья животного обвиняется врач, то есть врач виноват в том, что рекомендации не работают рекомендации, которые видоизменили, нарушили или не выполняли вообще.

Очень часто приём опытного волонтёра ветеринарным врачом выглядит так: Доктор, Вы специалист, а я нет, поэтому помогите, расскажите как надо! Когда вокруг одного животного 7 человек и ни один из них не несёт полную ответственность за питомца, не является полноценным хозяином пусть и временным — это всегда большая вероятность неуспеха в лечении. Куратор не может внятно рассказать анамнез жизни животного, потому что не живёт с ним, потому что зверь живет на передержке. Передержка не может адекватно передать анамнез, потому что у неё подопечных в тесной ограниченной территории и она не может уделить каждому в отдельности много внимания.

Без внятного анамнеза невозможно лечить животное. Передержка плохо выполняет назначения ветеринарного врача, потому что не слышала их лично, ведь на приём к доктору животное водил куратор. И чем больше людей вокруг одного животного — тем ниже качество диагностики и лечения. Многие волонтёры ожидают от ветеринарных клиник особого отношения к себе и к своим подобранным с улицы подопечным, льгот, скидок или бесплатного обслуживания, не понимая, что ветеринарные клиники — частные предприятия, не получающие финансирования извне и находящиеся на самообеспечении.

Соответственно, получая услугу якобы бесплатно, человек получает ее не бесплатно, а за чужой счёт, за счёт того, кто оплатил условия для возможности услугу оказать. У ветеринарного врача, как и у любого человека, должны оставаться право выбора и свободная воля — когда и кому помогать. Точно также как и волонтёр не может помочь всем и не помогает всем, а сам решает мимо кого пройти мимо на улице, а мимо кого не пройти, какое объявление в интернете пролистать, а на какое отреагировать — врачи и клиники имеют право самостоятельно выбирать какому волонтеру помочь, а какому нет.

юридическая помощь для животных бледно-зеленой

И это ничего не говорит ни о человеческих моральных качествах доктора, ни о его профессионализме. В конце концов, откуда Вам знать не сидит ли у этого врача дома 7 собак, когда-то подброшенных к ветеринарной клинике или сданных на усыпление без показаний, которых он пожалел и содержит за свой счёт, отказывая себе во многом и еле сводя концы с концами?

А может быть прямо сейчас в стационаре этой ветеринарной клиники сидит больная кошка, которую хозяева бросили в клинике, а сотрудники за свой счёт спасают, чтобы потом пристроить в добрые руки? И никто не обязан отчитываться перед вами — почему Вам с бездомным животным не сделали скидку. Не сделали, потому что не должны. Остальное — не Ваше дело, потому что помощь — дело добровольное. Лечить одно и то же заболевание одного и того же животного сразу в нескольких клиниках у разных врачей — ещё одно излюбленное занятие некоторых зоозащитников.

К выводу о том, что доктор плохой и нужно идти к другому врачу, волонтёры приходят после 1—2 приёмов, не получив диагноза, или узнав о том, что установленный диагноз неверный, или поняв, что лечение не даёт желаемый результат. На самом деле сложность с установкой диагноза бездомному животному заключается в невозможности узнать анамнез жизни и анамнез заболевания животного. Анамнез — половина диагноза и половина успеха в лечении.

Собаки и кошки не умеют разговаривать человеческим языком, они не могут сообщить нам, если их тошнит, голова болит, мышцы тянет, спина ноет и так далее. Единственный способ для врача узнать об отклонении, которое не видно визуально и нельзя диагностировать с помощью диагностических процедур — это из анамнеза со слов владельца, который заметил, что животное ведёт себя не как обычно. Но даже зная анамнез не всегда возможно установить диагноз в первый же день, потому что диагнозов гораздо больше, чем симптомов.

Мама, как я буду жить?

Исходя из всех имеющихся данных осмотра, анамнеза, других симптомов, результатов диагностических процедур доктор предполагает самый вероятный диагноз и держит в голове другие, дифференциальные диагнозы которыми тоже может оказаться конкретный недуг. Не всё можно достоверно диагностировать анализами, некоторые диагнозы устанавливаются только методом исключения других предположительных причин.

Когда вместо того, чтобы прийти с отрицательным результатом к врачу, волонтёр ищет другого доктора и другую клинику, он делает шаг назад, ведь другой врач диагностический путь начнёт с самого начала, а не с того места, с которого продолжил бы первый специалист. Быть добрым за чужой счёт — легко. Нет ничего героического в том, чтобы вылечить тяжело больное животное за счёт благотворительных сборов материальных средств.

Любой человек при желании сможет спасти бездомное животное, если этот благородный порыв будет реализован за чужой счёт. И это не обвинение. На самом деле нет ничего плохого в том, чтобы сделать доброе дело не в одиночку, а всем миром. Плохо — нагло слепо рассчитывать на чужую помощь и не рассчитывать на себя вообще.

То есть, точно также, как нормально — помочь бездомному зверю всем миром, нормально — не получить этой помощи, потому что никто никому ничего не должен. Ответственность за оплату лечения животного в ветеринарной клинике несёт не мир, а человек, подобравший и принёсший в клинику. И это понимают далеко не все.

Второй этап: поиск единомышленников

Только крайним остаётся не волонтёр, а ветеринарная клиника, которой просто напросто не возвращают материальный долг. Слова из заголовка — это фраза, которая часто произносится на приёме или как минимум проскальзывает в интонациях. Совершенно нормально очень сильно любить животных, очень сильно расстраиваться, когда те болеют, очень сильно радоваться, когда те выздоравливают и очень сильно злиться на тех, кто их обижает. Однако сознание радикально настроенных зоозащитников, ставящих ценность и комфорт жизни животных выше, чем ценность и комфорт жизни человека, работает по-другому — врач всегда должен и врач всегда виноват.

При возникновении любой из возможных конфликтных и не очень ситуаций не сделали скидку, порекомендовали животному с показанием к эвтаназии эвтаназию, отказали оказывать ветеринарные услуги в долг, отказались помещать животное с возможным носительством инфекции в стационар, где оно может заразить других пациентов клиники, просто не смогли установить с первого раза диагноз в зоозащитном сообществе считается абсолютно нормальным начать травлю непонравившегося ветеринарного врача.

И это только в лучшем случае. Бывает, когда ветеринарным врачам в случае неуспеха лечения животного не важно, что не всё можно вылечить и не всегда звонят и угрожают здоровью и жизни. Или звонят их родственникам, в том числе несовершеннолетним детям. Или приходят в клинику с целью нанести физические увечья.

Профессия врача как гуманной, так и ветеринарной медицины — одна из самых стрессовых в мире. Каждый день доктора несут ответственность за жизни других, и это непередаваемо тяжёлое психологическое напряжение. Это сказывается на нервной системе и на психическом здоровье, о чём свидетельствует высокое число самоубийств среди врачей и работников здравоохранения. Добавьте к этому зоошизу, которая не разбирается в медицине, не разбирается в ветеринарии но уверенна, что разбирается, только почему-то врачом работать не идёт и сама не лечит, а к врачу носит , не осознаёт того, что бездомное животное в тяжелом состоянии без анамнеза — это высокая вероятность неблагоприятного прогноза, и готова отравить жизнь врача за проблемы бездомного животного не бывшего хозяина, выбросившего зверя на улицу, не человека, который травмировал животное на улице, не болезнь, а врача — человека, который ежедневно отдает все свои силы, чтобы лечить от болезней , и Вы поймёте почему врачи не любят зоошизу.


Читайте также:

  • Ип счет на оплату
  • Казань адвокаты по уголовным делам
  • Запролнеине заявление на осаго
  • Комната в коммунальной квартире в ипотеку